ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ С ВРАЧОМ

Категория:  Права пациента
Просмотров: 2180

Пациент имеет право

Категория «права пациента» наиболее отчетливо отражает новые этические и правовые подходы в современном здравоохранении. По сути дела, это тоже революция в здравоохранении, только революция не научная, не технологическая, а этическая, т.е. эта революция происходит в системе ценностей, она изменяет «анатомию души» человека.

Первый в мире документ о правах пациента появился в 1971 г. в США. Он был принят Американской больничной ассоциацией (объединяющей медицинских менеджеров, больничных администраторов) и назывался «Билль о правах пациента». Среди 12 пунктов этого документа есть такие: пациент имеет право проверить предъявленный ему счет, отказаться от участия в клинических испытаниях новых лекарств и др.

Этот билль распространил новый этический подход на всю клиническую медицину (а не только на экспериментальные исследования): каждый пациент имеет право знать о состоянии своего здоровья, и медицинская помощь может оказываться только на основе его добровольного согласия. Такой подход в современной медицине называется «принцип информированного согласия».

Безусловно, для врача не всегда легко рассказать и объяснить пациенту картину болезни, к тому же иногда течение заболевания непредсказуемо, и порой попытка честно предупредить о возможных последствиях только напрасно шокирует собеседника, тогда как на практике эти риски могут и не наступить.

Что же касается истории отечественной медицины, то освещая тему прав пациента, следует сказать о двух совершенно замечательных фактах. Во всемирно известной книге В.В. Вересаева «Записки врача» (впервые опубликована в 1901 г.) обсуждается тема «непозволительных», «преступных» экспериментов на больных, которые проводились «без согласия» последних. Огромный фактический материал в своей замечательной книге В.В. Вересаев черпал из собственного врачебного опыта, но еще больше – из мировой медицинской печати, особенно из русской еженедельной газеты «Врач», которую в 1881–1901 гг. издавал петербургский профессор В.А. Манассеин. Его знала вся образованная Россия и называла «Рыцарем врачебной этики». Это звание он заслужил за то, что в своей газете отстаивал высокие принципы врачебной этики. Например, он считал, что «врачебная тайна» (конфиденциальные сведения о пациенте) не должны разглашаться ни при каких обстоятельствах (в некоторых случаях это спорно), что «врачебную тайну» надо по строгости приравнять к «тайне исповеди».

В советской медицине проблема согласия на медицинское вмешательство нашла отражение в Федеральном законе «Основы законодательства СССР о здравоохранении» (1969) и соответствующем «Законе РСФСР о здравоохранении» (1971). В этом последнем юридическом акте имеется ст. 53 «Порядок хирургического вмешательства и применения сложных методов диагностики», в которых говорится: «Хирургические операции производятся и сложные методы диагностики применяются с согласия больных, а больным, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, и психически больным – с согласия их родителей, опекунов или попечителей. Неотложные хирургические операции проводятся и сложные методы диагностики применяются врачами без согласия самих больных либо их родителей, опекунов или попечителей только в тех исключительных случаях, когда промедление в установлении диагноза или проведении операции угрожает жизни больного, а получить согласие указанных лиц не представляется возможным».

В 90-е годы XX века, происходит обновление всего законодательства, в 1993 г. принята новая Конституция РФ, в которой провозглашаются гарантия и защита прав человека (т.е. применительно к сфере здравоохранения – «прав пациента»). Характерно, что принцип «информированного согласия» нашел отражение в российской Конституции: «Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским или иным опытам» (ст. 21).

В полном виде современный уровень представлений российского общества о правах пациентов мы находим в главном законе отечественного медицинского права «Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан» (вступили в силу в августе 1993 г.). Ст. 24 «Основ…» («Права несовершеннолетних») содержит два принципиальных момента:
1) право принимать самостоятельные медицинские решения после получения адекватной информации вступает в силу с 15-летнего возраста;
2) дети до 15 лет, в меру своей психической зрелости, имеют право на получение медицинской информации, касающейся их здоровья.

Ст. 30 «Основ...» так и называется «Права пациента», в ней всего 13 позиций (юридических норм), из которых мы выделили следующие. Пациент имеет право на:

  • свободный выбор врача (эта норма у нас реализуется пока достаточно редко, например, при добровольном медицинском страховании);
  • консультации других специалистов, проведение консилиума;
  • облегчение боли: причем, той, причиной которой является медицинское вмешательство;
  • конфиденциальность;
  • информированное добровольное согласие;
  • получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья;
  • возмещение ущерба в случае причинения вреда его здоровью при оказании медицинских услуг, если доказана вина медицинского работника;
  • допуск к нему адвоката и священнослужителя;

Ст. 31 «Право на информацию о состоянии своего здоровья» вызывает много споров, особенно в среде врачей-онкологов. В этой статье утверждается, что граждане (пациенты) имеют право получить у врача практически любую информацию о состоянии своего здоровья (т.е. и о результатах биопсии, и о диагнозе, включая онкогематологические, психиатрические и т.д., и о прогнозе заболевания, если даже этот прогноз неблагоприятный).

Надо подчеркнуть, что в Законе говорится: информация о неблагоприятном прогнозе заболевания не должна сообщаться пациенту «против его воли» (когда он не спрашивает об этом), но если он об этом спрашивает врача, то последний обязан сообщить в деликатной форме объективное положение дел пациенту, а далее, т.е. во вторую очередь, «и членам его семьи», если пациент не запретил говорить им об этом.

Статьи 32 и 33 «Основ...» подробно регламентируют применение правила «информированного согласия». Хотя Закон в ст.32 не требует, чтобы «согласие» пациента было письменным, зачастую такое согласие оформляется письменно. Это прогрессивная тенденция, однако, хотелось бы пожелать, чтобы процедурная сторона оформления такого согласия была проработана со всей юридической ответственностью – с учетом как прав пациентов, так и прав врачей и других специалистов-медиков.

Грубейшим нарушением (извращением идеи «информированного согласия») является все еще встречающееся в некоторых больницах правило, когда пациент (или его законный представитель, например родители госпитализируемого ребенка) заранее (еще в приемном отделении) дают «согласие» на все вмешательства, которые ему предстоят в процессе лечения.

Если же пациент отказывается от предлагаемой ему медицинской помощи (госпитализации, оперативного вмешательства и т.д.), то закон (ст. 33 «Основ…) предписывает:
а) чтобы ему со всей основательностью и ответственностью разъяснили возможные последствия;
б) отказ пациента должны подписать и сам пациент, и врач (т.е., письменная форма отказа предписывается самой «буквой закона»;
в) отказ пациента не должен негативно влиять на его взаимоотношения с врачом.

Тема прав пациента, конечно, не исчерпана в нашей статье, однако, сосредоточившись на таком праве пациента, как «информированное согласие», мы хотели показать самое характерное в новых этических подходах, существующих в мировом здравоохранении на рубеже XX-XXI веков.

Профессор А.Я. Иванюшкин, «Вместе против рака», №4 2005