Главный онколог Минздрава РФ: Полный дефицит лекарств исключен

Категория:  Публикации
Просмотров: 3813

Российские онкологи готовы в условиях нехватки средств и дефицита лекарств применять альтернативные схемы лечения.

Директор РОНЦ им. Н.Н. Блохина, главный онколог Минздрава РФ Михаил Давыдов в ходе «круглого стола», посвященного Всемирному дню борьбы против рака, заметил, что в случае нехватки финансирования в условиях кризиса врачи-онкологи будут искать «другие схемы лечения». «Я думаю, что нельзя говорить, что все останутся без лекарств. Это исключено», – цитирует ТАСС Давыдова.

Главный детский онколог Минздрава РФ Владимир Поляков, напротив, обеспокоен ситуацией: «Если финансирование останется на прежнем уровне, то, конечно, у нас будет дефицит лекарственных препаратов».

По информации РОНЦ им. Н.Н. Блохина, в 2014 году смертность от онкологических заболеваний сохранилась примерно на том же уровне, на котором она была в 2013 году: 164 человека на 100 тысяч населения. Как ранее говорила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, Россия в 2014 году вышла на уровень выявляемости онкологии определенных локализаций в 60–80%.

По данным МНИОИ им. П.А. Герцена, в 2013 году в России впервые было выявлено 535,887 тысячи случаев злокачественных новообразований, что на 1,9% больше, чем в 2012 году. Радикальное лечение в 2013 году было успешно завершено у 267,464 тысячи человек. На конец 2013 года в России было зафиксировано 3,099 млн больных онкологией.

По прогнозам премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, цены на препараты из перечня жизненно важных в 2015 году вырастут примерно на 20%. В случае если рост будет более высоким – не менее чем на 30% за месяц, – государство займется регулированием цен.

Источники: http://vademec.ru/news/detail49065.html
http://www.ronc.ru/press-center/pressa-o-nas/materialy-pechatnyh-smi/2015/glavnyj-onkolog-minzdrava-rf-polnyj-defitsit-lekarstv-isklyuchen-vademec-ru.html

Михаил Давыдов: "Все технологии, применяемые для лечения онкологии в развитых странах мира, имеются и в России"

Подробности
В преддверии Всемирного Дня борьбы против рака, который традиционно отмечается 4 февраля, в пресс-центре газеты "Вечерняя Москва" состоялась пресс-конференция, в которой принял участие главный онколог Минздрава России, директор Российского научного онкологического центра имени Блохина Михаил Давыдов, сообщает РИА АМИ.

«Онкология — это глобальная проблема не только для России, но и для всего человечества, — констатировал Михаил Давыдов. — Сегодня в более чем 27 странах мира онкология является главной причиной смертности населения, поэтому борьба с онкологическими заболеваниями — это межнациональная проблема».

 Спикер отметил, что на сегодняшний день онкология является одним из самых развитых и наиболее наукоемких разделов медицинской науки. При этом идет очень интенсивный международный обмен: все достижения фундаментальной и клинической науки обсуждаются на международных конференциях и конгрессах и становятся достоянием мировой медицинской общественности. Поэтому все технологии, применяемые для лечения онкологии в развитых странах мира, имеются и в России.

 По словам Михаила Давыдова, онкология является одним из наиболее развитых разделов отечественной медицины. Более того, Россия отличается от других стран многообразием научных и педагогических школ, научно-практических направлений.

 Российская онкология состоит из трех основных направлений: крупномасштабная многопрофильная хирургия, лекарственное лечение опухолей и радиационное лечение онкологических больных с помощью современных источников излучения. Как правило, применяются различные комбинации и сочетания этих трех методов, так называемое комбинированное комплексное лечение.

  «В целом сегодня ситуация по смертности существенно изменилась в лучшую сторону, — считает Михаил Давыдов. — Есть определенные наблюдения и доказательства того, что смертность от онкологических заболеваний снижается. Так, в 2000-м году в России от онкологических заболеваний умирало 200 человек на 100 000 населения, а в 2013 и в 2014 году — 164 человека на 100 000».

 Такое значительное снижение смертности от онкологических заболеваний главный онколог Минздрава связывает с ростом эффективности применения современного лечения, улучшением диагностики и целым комплексом мер, направленных на профилактику заболеваемости, своевременное и адекватное лечение, которое и принесло соответствующие результаты.

 «Тем не менее, мы не можем быть удовлетворены теми результатами, которые есть сегодня, поскольку смертность от онкологии в России сегодня гораздо выше, чем в США, Японии и Франции, — заявил Михаил Давыдов. — 28 января состоялось заседание Правительства РФ под руководством вице-премьера Ольги Голодец, на котором обсуждались меры, направленные на резкое сокращение смертности по различным нозологиям, в том числе, онкологии».

 По словам главного онколога Минздрава РФ, проблема смертности от онкологии волнует не только профессионалов, но и руководителей страны, поскольку из-за онкологических заболеваний из жизни зачастую уходят люди трудоспособного возраста, которые могли бы приносить пользу обществу.

 «На заседании Правительства мы докладывали о тех мероприятиях, с помощью которых мы уже сегодня можем повлиять на смертность, — отметил Михаил Давыдов. — Решение проблемы видится в целом ряде профилактических мероприятий, включающих как первичную, так и вторичную профилактику, а также в адекватном и своевременном начале профессионального лечения».

Источники: http://www.ravnoepravo.ru/press/novosti/news/article/mikhail-davydov-vse-tekhnologii-primenjaemye-dlja-lechen/
http://www.ronc.ru/press-center/pressa-o-nas/materialy-pechatnyh-smi/2015/mikhail-davydov-vse-tekhnologii-primenyaemye-dlya-lecheniya-onkologii-v-razvitykh-stranakh-mira-imeyutsya-i-v-rossii.html

Подробности
3 февраля 2015 года в "Российской газете" состоялся круглый стол на тему "Раковый диагноз - не роковой приговор". В нем приняли участие: директор ФГБНУ РОНЦ имени Н.Н. Блохина Михаил Давыдов, заместитель директора по научной работе ФГБНУ РОНЦ имени Н.Н. Блохина Михаил Личиницер, заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии ФГБНУ РОНЦ  им. Н.Н. Блохина Владимир Поляков, главный врач МГОБ № 62 Анатолий Махсон и заведующий химиотерапевтическим отделением МГОБ № 62 Даниил Строяковский.

В ходе заседания Михаил Давыдов отметил, что финансирование онкологической помощи через систему ОМС, которое предполагается на территории РФ с 1 января 2015 года, влечет за собой ряд неразрешимых ситуаций, которые пока еще не достаточно изучены на практике.

- Дело в том, что есть несколько видов оплаты лечения граждан. Один из них -  обязательное медицинское страхование (ОМС), объем финансирования, который предусмотрен системой госгарантий. Во всех регионах он очень разный, приблизительно от 40 тыс. рублей до 96 тыс. рублей, - пояснил главный онколог России. - Реально же на лечение одного больного, по самым скромным подсчетам уходит около 1,5 млн. рублей. К примеру, стоимость одной упаковки препарата для лечение миеломной болезни стоит 500 тыс. рублей, а на курс их надо три-четыре штуки. Поэтому дорогостоящее лечение отдельных видов патологии таково, что невозможно подогнать его под один общий знаменатель. Одинаковую болезнь, например, рак легкого, можно лечить за одну сумму, а можно совершенно за другую, при этом эффект будет тот же.

Также эксперты отметили, что онкологические заболевания, несмотря на распространенную практику, лучше лечить в специализированных учреждениях.

- Это подтверждают исследования, - прокомментировал ситуацию Анатолий Махсон. - Анализируя данные по выживаемости больных, проходивших лечение в специализированных и неспециализированных медицинских учреждениях, становится очевидно, что показатели отличаются на 10%-15%, а то и 20%, в пользу тех, кому медицинская помощь была оказана в онкологических больницах. Например, даже по Москве, при лечении рака желудка разница по выживаемости пациентов колеблется в районе 15%, повышая показатели специализированных медицинских учреждений.

По мнению Михаила Давыдова, возможность пациента самостоятельно выбирать для себя медицинское учреждение не всегда оборачивается благом для него. Если раньше было четко определено, что человек с онкологической патологией может проходить лечение только в специализированном учреждении, то теперь, согласно новому закону "Об охране здоровья граждан в РФ", рак можно лечить в обычной больнице, располагающей хирургическим отделением. Естественно, в данных условиях определенный интерес к этой проблеме возник у коммерческих структур, которых интересуют, в первую очередь, прибыль.

- Как известно, теперь деньги идут за пациентом. В подобной ситуации сам человек уже и не представляет интереса, на первый план выходят деньги, которые за ним идут, поэтому те учреждения, которые раньше не брались оказывать определенные виды медицинской помощи, сейчас активно пытаются наверстать упущенное. В связи с этим, мы сегодня завалены рецидивами, - пояснил он.

Помимо всего прочего, участники круглого стола подчеркнули, что за последние годы уровень оказания онкологической помощи в России возрос, но он по-прежнему продолжает оставаться неудовлетворительным. Например, американская статистика говорит о полном излечении рака молочной железы у женщин в 95 случаях из ста, а отечественная лишь в 60.

- Сейчас в мире появилось много инновационных препаратов, но большинство из них продолжают оставаться недоступными для российских пациентов, во-первых, из за высокой стоимости, во-вторых, из-за несовершенства законодательства в области сертификации и регистрации импортных лекарств, - рассказал Даниил Строяковский.

В связи с этим Михаил Личиницер поднял больной вопрос о необходимости введения в России "онкологической страховки", которая давала бы человеку возможность находить средства на лечение дорогостоящих заболеваний, не перекладывая все на плечи государства, и уж тем более на систему ОМС, которая явно не в состоянии справиться с подобной нагрузкой.

В завершение круглого стола главный онколог страны еще раз подчеркнул, что рак - это поломка генома, и абсолютно ни один человек на земле не застрахован от подобного сбоя. По его мнению, такие внешние причины, как экологическая обстановка, вредные привычки, неправильное питание и т.д. могут способствовать появлению онкологического заболевания, но вовсе не являются его причиной.

- Поломка генома, приводящая к раку, рано или поздно возникает в любом организме, вопрос только в том, в каком возрасте это произойдет, - пояснил свой тезис Михаил Давыдов.- Не секрет, что вероятность появления злокачественной опухоли увеличивается с возрастом - чем старше человек, тем чаще у него диагностируют рак, но во многих случаях данная поломка должна случиться настолько поздно, что человек умирает от каких-то других причин.

Источник: http://www.rg.ru/2015/02/04/rak.html
http://www.ronc.ru/press-center/pressa-o-nas/materialy-pechatnyh-smi/2015/rakovaya-polomka-rossijskaya-gazeta-04-02-2015.html

Подробности
В "РГ" собрались главный онколог Минздрава России, директор Российского онкологического научного центра имени Н. Блохина академик Михаил Давыдов, главный химиотерапевт Минздрава России академик Михаил Личиницер, заместитель директора НИИ детской гематологии и онкологии центра имени Н. Блохина академик Владимир Поляков, главный врач московской онкологической больницы N 62 профессор Анатолий Махсон, заведующий отделением химиотерапии этой больницы Даниил Строяковский.


Разговор начался с волнующих многих людей вопроса: почему стоимость лечения злокачественных заболеваний в однопрофильных заведениях, таких как онкоцентр имени Н. Блохина и Онкологический институт имени Герцена, сильно разнится? Понятно, когда разные цены в московской больнице и, скажем, в Костроме. Но почему разные в двух однопрофильных государственных учреждениях?

- Есть несколько видов оплаты лечения, - сказал Михаил Давыдов. - Один из них - обязательное медицинское страхование. Самый большой объем финансирования по нему 96 тысяч рублей. А реальная стоимость лечения нередко доходит до 1,5 миллиона. И мы вынуждены иногда оплачивать лечение из разных источников. К тому же стоимость препарата бывает такой, что ни один из видов существующего финансирования не покрывает расходы. Например, одна баночка эффективного лекарства, которое применяется при миеломной болезни, стоит 500 тысяч рублей. А на курс лечения требуется 3-4 баночки. Одну и ту же патологию, например рак легкого, лечат по-разному. В одном случае - это просто стандартная операция, прошедшая без осложнений. В другом - возникли серьезные осложнения, и больной "завис" в реанимации на 1,5 месяца.

- Как сориентироваться пациенту? Как понять, что он может уложиться в те деньги, которые у него есть?

- Пациент вообще не должен думать о том, в какие деньги он укладывается. Это противоречит самой идее социальной защиты граждан. Он должен получить соответственно Конституции в государственном учреждении бесплатную помощь. А уж как она покрывается, это вопрос не его. Чаще всего такую помощь он получает.

Несмотря на то что онкологические заболевания известны с глубокой древности, рак не уходит от нас, по-прежнему губит. До сих пор у науки нет четкого ответа, откуда он возникает, как от него избавляться. Пока все зависит от того, когда человек обратился за помощью. Выявленная на ранних стадиях опухоль излечивается или полностью, или протекает более спокойно. Например, рак молочной железы в первой стадии вылечивается в 90 процентов случаев. Тяжелее всего выявляются и лечатся рак поджелудочной железы, рак пищевода, опухоли так называемой скрытой локализации, то есть те, которые глубоко внутри.

Естественно, участников встречи интересовали современные методы избавления от опухоли. В основном это комбинированное лечение, вбирающее в себя операцию, лекарственную терапию и лучи. Последовательность их использования всегда индивидуальна. Есть ли все это в арсенале российских медиков? К сожалению, не всегда.

По количеству заболевших онкологическими недугами Россия, на первый взгляд, выглядит лучше, чем, скажем, США. У нас количество заболевших в среднем около 360 на 100 тысяч населения в год. В США почти 500 на те же 100 тысяч. Но... Этими данными не надо обольщаться. Рак чаще настигает людей пожилых, старых. А средняя продолжительность жизни в США заметно больше, чем в России.

Особую важность приобрела проблема, возникшая в связи с изменением приказа Минздрава России "О порядке оказания помощи онкологическим больным". Согласно этому приказу, разрешено лечить онкологических больных не только в специализированных учреждениях, а в обычных стационарах. Не исключено, что кроме хирургической помощи, там пациенты ничего иного не получат. Хотя, как мы уже сказали, помощь эффективна лишь тогда, когда в одном специализированном учреждении оказываются все виды онкологической помощи. Только так можно выбрать оптимальную стратегию ведения больного.

Источник: http://www.rg.ru/2015/02/04/onkologiya.html
http://www.ronc.ru/press-center/pressa-o-nas/materialy-pechatnyh-smi/2015/skolko-stoit-umeret-ot-raka-rossijskaya-gazeta-03-02-2015.html
Смертность от рака в России снизилась © Российская газета, 28.01.2015

Подробности
Главный онколог Минздрава РФ, директор Российского онкологического научного центра имени Н. Н. Блохина Михаил Давыдов сообщил, что в России за последние годы существенно снизилась смертность от рака.

"Ситуация изменилась в лучшую сторону. Есть доказательства того, что смертность от рака снижается. Если в 2000 году на 100 тысяч населения от онкозаболеваний умерло 200 человек, то в 2013 - 164 человека", - рассказал он. И добавил, что в России наблюдается рост эффективности методов лечения и улучшение системы диагностики рака.


"Тем не менее, мы не можем быть довольны теми результатами, которые есть сегодня. Рак - это проблема глобальная, он выходит на первое место по смертности в мире", - подчеркнул он.

Онкология - один из самых развитых и наукоемких разделов медицины. При этом все технологии, которые есть за рубежом, существуют и в России. Лечение рака можно условно разделить на три крупных направления: онкохирургия, радиационное обеспечение онкологочиеских больных и лекарственное лечение опухолей. Все эти методы применяются в комплексе.

При этом главный детский онколог Минздрава Владимир Поляков заявил, что детская онкология встречается реже, чем у взрослых. "В стране заболевает около 4,5 тысяч детей ежегодно. То есть,15 новых больных на 100 тысяч детей в год. Но, зачастую, дети поступают более тяжелые, на поздних стадиях", - рассказал он.

4 февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака. 3 февраля в "РГ" пройдет круглый стол на тему "Раковый диагноз - не роковой приговор", в котором примут участие ведущие специалисты-онкологи.

Источник: http://www.rg.ru/2015/01/28/onkologiya-site.html
http://www.ronc.ru/press-center/pressa-o-nas/materialy-pechatnyh-smi/2015/smertnost-ot-raka-v-rossii-snizilas-rossijskaya-gazeta-28-01-2015.html
Пресс-конференция М.И.Давыдова, В.Г.Полякова, Л.В.Демидова и А.В.Петровского в медиа-центре "Вечерней Москвы". Всемирный день борьбы против рака - 2015

Подробности
В среду, 28 января, в пресс-центре «Вечерней Москвы» ведущие онкологи страны рассказали, почему в США люди реже умирают от злокачественной опухоли и как может сказаться экономический кризис на росте онкозаболеваемости в России.

Онкология сегодня остается глобальной проблемой для всего человечества, несмотря на частые сообщения об открытии очередной панацеи. Универсального лекарства от рака, увы, нет. Об этом сказал в начале пресс-конференции, приуроченной к Всемирному дню борьбы против рака, главный онколог Минздрава РФ, директор Российского онкологического научного центра имени Блохина Михаил Давыдов.
— Более 27 стран признались, что онкология как причина смертности у них выходит на первое место, — рассказал Михаил Иванович. — Все достижения ученых разных стран сегодня интегрируются, идет интенсивный обмен знаниями и технологиями.

Главный онколог страны отметил, что смертности от рака в России снижается, но работы еще предстоит достаточно. К примеру, в США люди заболевают чаще, а смертность там ниже. В 95 процентах случаев больные излечиваются. У нас же пока количество выздоровевших не более 60 процентов.

— Это связано с более точной диагностикой, потому что в Америке развиты программы государственного скрининга злокачественных образований, то есть прицельного поиска у здорового населения в определенных возрастных группах тех или иных видов патологий. В России таких программ пока нет, но государственная поддержка необходима, над этим предстоит работать. Именно эти вопросы мы сегодня обсуждали на собрании в Белом доме, — рассказал Давыдов.

Зашел разговор и об особенно болезненной теме. Когда злокачественная опухоль медленно убивает взрослого человека, это страшно. Но детские страдания и гибель от рака - трагедия вдвойне.

— У детей значительно реже, чем у взрослых встречается заболеваемость онкологией, — рассказал академик, директор НИИ детской онкологии и гематологии, замдиректора Российского онкологического научного центра имени Блохина Мамед Алиев. — Такие случаи составляют 2 процента от общего числа во всем мире. Но течение болезни у детей более бурное, чаще встречается склонность к метастазированию, потому что эти опухоли представлены саркомами. Однако саркомы у детей гораздо более чувствительны к лекарственным препаратам. За последние годы в лечении детской онкологии достигнуты потрясающие результаты. Если 40 лет назад выживало 20 процентов от общего числа больных, то сегодня выживают порядка 80 процентов детей. Однако, к сожалению, дети чаще всего поступают в отделение для специализированной помощи, когда болезнь развилась уже до третьей или четвертой стадии. Это усугубляет прогноз, увеличивает расходы на лечение и, несмотря на самые современные возможности, не всегда удается спасти ребенка. Даже самые грамотные специалисты, увы, не всемогущи.

В последнее время все чаще и все острее ставился вопрос доступности обезболивающих наркотических средств для онкобольных. После самоубийства тяжелобольного контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, не выдержавшего нестерпимой боли, эта тема получила широкое обсуждение. К сожалению, за этой смертью последовали и другие...

— Это действительно очень важная проблема, и последние резонансные случаи активизировали ее решение, — сказал исполнительный директор Ассоциации онкологов России Александр Петровский. — Надеюсь, что новый законопроект даст свои результаты. Сейчас же врач очень сильно рискует, назначая лекарственные препараты наркотического действия. Каждый раз, подписывая соответствующие рецепты, он попадает под юрисдикцию Госнаркоконтроля, и он должен сделать все абсолютно правильно, чтобы его не обвинили в незаконной торговлей наркотическими средствами. В итоге из-за бюрократической волокиты страдают пациенты. — В детской онкологии тоже бывают паллиативные больные, которым требуются наркотические обезболивающие препараты, — добавил профессор, исполнительный директор Ассоциации онкологов СНГ Лев Демидов. — И это тоже большая проблема. Сейчас в Министерстве здравоохранения уже практически на выходе методические рекомендации изменения приказа об использовании наркотических препаратов в детском возрасте и маршрутизации больных для оказания паллиативной медпомощи и обезболивания. В этом году все будет готово, проблема решится.

На вопрос, не усугубит ли ситуацию стресс, связанный с экономической ситуацией в стране, главный онколог ответил: позитивно на нашем здоровье сильные волнения, конечно, не сказываются. Но все, в первую очередь, зависит от самих людей, которым стоит внимательней относиться к своему здоровью.


http://www.ronc.ru/press-center/pressa-o-nas/materialy-pechatnyh-smi/2015/press-konferentsiya-m-i-davydova-v-g-polyakova-l-v-demidova-i-a-v-petrovskogo-v-media-tsentre-vechernej-moskvy-vsemirnyj-den-borby-protiv-raka-2015.html

Добро пожаловать на мастер-классы! Передовые онкологические технологии становятся доступными в онкологических клиниках © Медицинская газета (02.2015)

Подробности
  Главный онколог Минздрава России, академик РАН, руководитель Российского онкологического научного центра имени Н.Н. Блохина выстраивает новую систему взаимодействия с регионами в борьбе со злокачественными новообразованиями.

 Ранее широко практиковались лекции, выезд на учебу специалистов из регионов на рабочие места в РОНЦ. Но Михаил Иванович решил внедрить совершенно другой подход. Это проведение мастер-классов. Суть их  в том, что бригада ведущих специалистов онкологического центра приезжает в регион и проводит показательные операции. Они сопровождаются лекциями, обсуждениями, открытыми дискуссиями. В результате возникает более полное взаимопонимание между онкологами из региона и РОНЦ, что позволяет в дальнейшем тесно сотрудничать, открывает возможности для продолжения обучения в ординатуре, аспирантуре и последующих контактов.

     Принцип: делай как я

   В этот эксперимент вступили уже несколько регионов. Теперь планируется его расширение.
  - Сегодня одной из серьезных задач крупных федеральных клиники является донесение новых разработок до лечебных учреждений, которые повседневно решают проблемы здравоохранения на местах, - говорит Михаил Иванович. – существует несколько видов такой деятельности. Одна из них, когда регионы сами присылают специалистов в Москву. Но финансовые возможности территорий ограничены. Вторая модель – проведение мастер – классов силами специалистов ведущих клиник. Это делается для того, чтобы как можно больше врачей на местах могли посмотреть, поучаствовать в показательных мероприятиях. И естественно, их эффективность возрастает в разы. Кроме того, врачи видят, как выполняются сложнейшие операции, что делают их последующую работу более успешной. В этом ряду показателен пример Тамбова. Нашему приезду предшествовала встреча с губернатором, который поддержал и одобрил эту идею, возникло полное понимание ….
    Отметим, что 14 января 10 специалистов онкологического центра выехали в Тамбов. Оперировали там одновременно на двух базах – Тамбовского областного онкологического центра и областной больницы. В областной больнице академик РАН Михаил Давыдов провел 3 операции, его коллеги в это время оперировали в областном диспансере. Таким образом, фактически за полтора дня состоялось 14 показательных вмешательств. Режим, конечно, был напряженный. Но это было чрезвычайно полезно для тамбовских онкологов.   
 
    - Мы приехали в 7.00 и сразу пошли в операционную, - вспоминает Михаил Давыдов. - Я выполнял вмешательство при опухоли верхней трети желудка с поражением пищевода, сложную, деликатную операцию. Вторая - большая панкреатодуоденальная резекция при раке поджелудочной железы. И третья на легком – удаление правого легкого по поводу рака. Насколько мне известно, сейчас пациенты поправляются и готовятся к выписке. Мы постоянно созваниваемся с тамбовскими коллегами и в курсе, как идет процесс реабилитации. Потому что мы прооперировали и уехали,  а основной труд по выхаживанию лег на них. Кстати, они оставили на нас самое благоприятное впечатление. Прежде всего, своим профессионализмом – с ними приятно работать, делиться опытом. Клиническая оснащенность клиники тоже на уровне. А оценка их усилиям может быть одна – высший класс специализированной помощи в области.

    В активе Российского онкологического центра мастер классы в онкологических диспансерах Кировской области, Калужской (туда специалисты выезжали трижды), Хабаровского края, Республики Татарстан. С точки зрения главного онколога РФ такая модель обучения является самой быстрой и эффективной. А главное реализуется принцип: делай как я. К сожалению, пока РОНЦ не может охватить все регионы страны, не хватает времени. К тому же не везде готовы внедрять новые технологии, недостаточна еще материально-техническая база. Вот в Тамбове оснастились неплохо, клиника производит хорошее впечатление, специалисты серьезно настроены осваивать новые технологии.

   Сотрудничество между РОНЦ и администрацией Тамбовской области продолжится. В сотрудничестве с московскими онкологами заинтересованы  губернатор Олег Бетин, главный врач областной больницы Александр Лутцев, главный врач областного онкологического диспансера Владимир Милованов, министр областного здравоохранения Марина Лапочкина. И то, что было реализовано, это только первая часть.

   - Предполагаю, что во втором «десанте» наших онкологов в Тамбов, который запланирован на февраль-март,  будут участвовать специалисты других направлений, - пояснил Михаил Давыдов. - Но необходимо еще подобрать и подготовить больных, которые нуждаются в сложных вмешательствах, и специалистов, которые смогут участвовать в  мастер-классах. Напомню, что на этот раз были проктологи, урологи, торакоабдоминальные специалисты. В следующей поездке, скорее всего, примут участие гинекологи, нейроонкологи специалисты по лечению онкологических больных с поражением головы и шеи. Программа рассчитана на целый год. В нее включено посещение клиник онкологического центра, а также принятие молодых врачей в ординатуру и аспирантуру в РОНЦ. Конечно, ставится условие, чтобы в последующем специалисты обязательно вернулись в пославший их на учебу регион. Это важный элемент сотрудничества. Специалисты, проучившиеся и получившие ученую степень в РОНЦ, будут внедрять и поддерживать у себя дома самые прогрессивные технологии.

  Не могли корреспонденты «МГ» и не поинтересоваться, как оценивает главный онколог Минздрава России выполнение федеральной онкологической программы, которая завершилась в 2014 г.
   - В общем она решила те задачи, которые были поставлены, - считает Михаил Давыдов. - Но упор в ней был сделан на сокращение смертности. А по сути, был создан первый этап новой материально-технической базы в лечебных учреждениях. В программе участвовало 74 региона. В Тамбовской области, по словам Михаила Ивановича, она реализована особо успешно. Другое дело, что она не могла повлиять на смертность. Поскольку нужно еще подготовить кадры, внедрить технологии, которые стали бы более доступны, благодаря наличию современной аппаратуры. Бесспорно, заниматься активно ранним выявлением онкологических заболеваний и их профилактикой.    

    Конечно, онкологам хотелось бы видеть продолжение этой программы, но несколько в модернизованном варианте. Параллельно с переоснащением нужно готовить специалистов, учить их максимально эффективно использовать новое оборудование.
 Владимир Милованов, главный врач Тамбовского областного онкологического диспансера:
  - В феврале мы планируем отправить наших врачей в онкологический центр. В марте ждем у себя очередную группу специалистов из Москвы. В мае-июне дадут мастер – класс специалисты лучевой диагностики центра.


    Доступность, еще раз доступность

 Вернемся еще раз к мнению академика Давыдова.
   26 стран мира признали, что онкология вышла на первое место по причине смертности. Перспектива сегодня – улучшение ранней диагностики, что возможно при организации госпрограмм скрининга. Это не диспансеризация. Скрининговая программа – поиск определенных видов опухолей в разных возрастных группах различными методами. Конечно, все это требует финансирования, если ставить задачу изменить положение дел. Половина онкобольных по статистике и сегодня выздоравливают, если удается выявить заболевание в начальной форме.
  - Я всегда говорил, неважно, где человек живет в Москве, в Тамбове или Хабаровске, - говорит Михаил Давыдов, - он должен иметь право на получение качественной медицинской помощи. К сожалению, приходится констатировать, что уровень оказания онкологической помощи в России разный. В отдельных регионах онкологи хорошо владеют технологиями. Один и тот же случай в одной клинике может быть безнадёжным, а в другой – рутинным. Есть просто «печальные» регионы. Ведь помощь может быть доступной, но неквалифицированной. Можно на ранней стадии попасть в клинику, а профессионалов нет. Это комплексная проблема, когда ведущую роль играют ранняя диагностика и профессионализм специалистов. Обучение их пока хромает на обе ноги. Поэтому мы пытаемся донести разработки уровня федерального центра специалистам областных клиник.
    Онкологический центр им. Н.Н Блохина давно стал площадкой, где отрабатываются все виды взаимодействия с коллегами по оказанию специализированной медицинской помощи, лечению злокачественных опухолей в регионах нашей страны.

МИА Сito! Алексей Папырин, Москва – Тамбов           
Источник: http://www.mgzt.ru/content/%D0%B4%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BD%D0%B0-%D0%BC%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80-%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%8B