Главная

Онкологические заболевания: Как защититься от рака?
Школа здоровья. GuberniaTV
Вести-Хабаровск.
Интервью с Александром Витько
Против рака

Медицинская помощь больным с онкологическими заболеваниями

Краевой клинический центр онкологии будет поставлять радиофармпрепараты в соседние регионы
"Дорожная карта" министерства здравоохранения Хабаровского края
Визит японской делегации.
В Хабаровске лучшим медикам края вручили губернаторские премии «Признание-2016»
Онкологическая служба Хабаровского края совершенствует свою работу.
Праздничное шествие предприятий, организаций города, посвященное Дню города.
Всемирный день донора крови.
Результаты независимой оценки качества оказания услуг организациями

Последние новости

29.03.2017 г. КГБУЗ «ККЦО» посетили министр здравоохранения Хабаровского края Александр Валентинович Витько, заместитель директора Департамента развития человеческого капитала, территориального и социально-экономического развития регионов Дальнего Востока Минвостокразвития России Константин Владимирович Закупнев.

Гостей встречали: и. о. главного врача КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии» министерства здравоохранения Хабаровского края  М.Б. Шатрова, заместитель главного врача по радиологии Енисейская И.В., заведующая ПЭТ-центром В. М. Стрелкова.

А.В. Витько провел обзорную экскурсию по Центру позитронно-эмиссионной томографии, рассказал о возможностях и технологиях, применяемых в ПЭТ-центре. 

ПЭТ - центр – единственный в стране за Уралом. Прием пациентов производится с ноября 2012 г. Ежедневно проходят обследование более 40 человек не только жителей Хабаровского края, а также субъектов Дальневосточного федерального округа.

В марте 2013 года в центре установлен МРТ- 1,5 Тл, производство GE год выпуска 2012., ежедневно на данном оборудовании проходят обследования до 20 человек, в том числе с помощью маммографической приставки (демонстрация возможностей МРТ диагностики).

Работа начинается с 6ч.00 мин., когда начинает циклотронно-радиохимический комплекс. На этом этапе работают 2 физика-эксперта, 2 химика-эксперта, провизор-аналитик и провизор -технолог. Физики-эксперты проводят техническое обслуживание циклотрона (смена воды в мишени, замена линий, наработка вакуума в случае отключения электроэнергии и т.д.) запускают циклотрон, нарабатывают активность и передают ее на модули синтеза, после чего проводят необходимые заключительные процедуры по отключению циклотрона. Эксперты - химики подготавливают модули синтеза, необходимые химреактивы, тестируют модули синтеза и автоматизированный фасовочный модуль, проводят синтез РФП, фасовку активности во флаконы, автоклавирование РФП. После окончания синтеза одна доза активности передается в лабораторию контроля качества, проводится тестирование РФП на апирогенность, уровень PH, химическую и радионуклидную чистоту, расчет периода полураспада радионуклида и т.д., после чего оформляется разрешение на использование РФП уполномоченным лицом. РФП передается на второй этаж в фасовочную. Во время работы циклотронно-радиохимического комплекса техник дозиметрист ведет радиационный мониторинг, контролирует уровень МЭД на рабочих местах и в смежных помещениях. 4-ре раза в неделю синтезируется 18F фтордезоксиглюкоза и 1 раз в неделю С11-метионин, С11 Холин.

Диагностическое отделение начинает работу в 8ч.30мин. когда первому пациенту определяют сахар крови, затем младшая медицинская сестра сопровождает больного в ожидальню для введения РФП, в это время процедурная медицинская сестра фасует РФП в шприцы и после этого вводит РФП внутривенно пациенту. Младшая медицинская сестра перевозит пациента в кабинет релаксации, через 40мин-1час. рентген-лаборант проводит укладку пациента на ПЭТ сканере, проводит исследование затем пациент, в сопровождении младшей медицинской сестры, проходит в комнату  ожидания, где после проведенного дозиметрического контроля уходит домой. Параллельно с этим процессом идет консультативный прием пациентов врачом-радиологом и формируется лист ожидания, выдается памятка для пациента.  Рентген-лаборант проводит укладку пациента на ПЭТ сканере, проводит исследование. Остальные врачи радиологи описывают результаты проведенных исследований. С учетом результативности данного вида обследования в 2016 году ранняя диагностика рака повысилась до 53,8%, что позволит дополнительно сохранить жизнь и трудоспособность более чем у 100 жителей края.

На базе ситуационного центра КГБУЗ «ККЦО» проводятся видиоконсультации по сложным больным, проживающим в отдаленных районах Хабаровского края. В ходе которых, проводится анализ качества оказания медицинской помощи, даются рекомендации по дальнейшему обследования и лечения консультируемых больных. 

Хабаровский край является наиболее подготовленным субъектом ДФО для дальнейшего совершенствования радиологической помощи, имеет квалифицированные медико-физические кадры, опыт строительства и эксплуатации радиационных источников всех видов излучения.

         В краевом онкологическом центре имеется земельный участок и необходимая инженерная инфраструктура для строительства Центра протонной терапии. Это позволит снизить стоимость затрат на проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию центра протонной терапии как минимум в 2 раза. Оптимальным вариантом внедрения самой передовой технологии является строительство пристройки к действующему отделению медицинской физики на 1-2 процедурные, оснащение современным оборудованием для производства и применения протонного облучения и органичная интеграция центра протонной терапии в действующую технико-информационную структуру отделения медицинской физики.

 

Создание центра протонной терапии в Хабаровском крае логически завершит структуру центра ядерной медицины и позитивно скажется на продолжительности и качестве жизни онкологических больных.

 

...
4

Апреля

Научно-практическая конференция

«Актуальные вопросы диагностики и лечения онкологических заболеваний»

 В рамках ЮбилейногоXVIМеждународного  конгресса

«Доказательнаямедицинаосновасовременногоздравоохранения»

 

Дата проведения: 26.05.2017.г. (14:00  - 17:00)

Место проведения: ККЦО,  конференц-зал (1 этаж)

Программа

 

13:30–14:00 Регистрация участников конференции 

Председатели:

Корсяков Борис Николаевич главный врач КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии» МЗ ХК

Зенюков Артем Сергеевич, к.м.н., заместитель главного врача КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии» по хирургической помощи, главный внештатный онколог Министерства Здравоохранения Хабаровского края, заведующий кафедрой онкологии и патоморфологических дисциплин КГБОУ ДПО «Институт повышения квалификации специалистов здравоохранения», г. Хабаровск

Новикова Ольга Юрьевна, к.м.н., заместитель главного врача по лекарственной терапии Краевого клинического центра онкологии, Хабаровск, руководитель регионального отделения RUSSCO

 

14:00–14:05 Приветственное слово.

Зенюков Артем Сергеевич.

 

14:05-15:05 Профилактика развития послеоперационных осложнений при обширных хирургических операциях на брюшной полости.

Расулов Родион Исмагилович д.м.н.,  профессор кафедры онкологии Иркутского государственного института усовершенствования врачей, зам. главного врача по хирургической помощи ГБУЗ Иркутского Онкологического диспансера         

15.05-15.25

Частота встречаемости, летальность и подходы к терапии рака яичников в Хабаровском крае. Опыт лечения больных раком яичников.   

Рыжавская Ирина Борисовна, врач-онкогинеколог

КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии Хабаровского края»

 

15:25-15:45 Кофе-брейк

 

15:45-16:00 Участие в Утренней научной конференции  с ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России (по видеоконференцсвязи)

 

16:00-16:55

BRCA -ассоциированный рак яичников. Перспективы персонализированного подхода к лечению.

Хохлова Светлана Викторовна, к.м.н., старший научный сотрудник отделения химиотерапии ФГБУ РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН, Москва

 

16:55-17.00 Подведение итогов конференции.

...
24

Марта

http://prozhelezu.ru/

 

Научно-практическая конференция «Актуальные вопросы онкологии» состоится  07.04.2017.г. с 14:00  до 17:00

Место проведения: ККЦО,  конференц-зал (1 этаж)

 

Программа

13:30–14:00 Регистрация участников конференции

Председатели:

Корсяков Борис Николаевич главный врач КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии» МЗ ХК

Орлова Рашида Вахидовна, д.м.н., профессор, научный консультант городского клинического онкологического

диспансера, г.Санкт-Петербург 

Зенюков Артем Сергеевич, к.м.н., заместитель главного врача КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии» по

хирургической помощи, главный внештатный онколог Министерства Здравоохранения Хабаровского края, заведующий

кафедрой онкологии и патоморфологических дисциплин КГБОУ ДПО «Институт повышения квалификации специалистов

здравоохранения», г. Хабаровск.

 

14:00–14:05 Приветственное слово.

Зенюков Артем Сергеевич.

 

14:05-14:45    Современные подходы к терапии HER2+ метастатического РМЖ

Орлова Рашида Вахидовна, д.м.н., профессор, научный консультант городского клинического онкологического

диспансера, г.Санкт-Петербург

 

14:45-14:55    Опыт терапии метастатического HER2+ РМЖ: Разбор клинического случая

Гильмутдинова Людмила Алексеевнамаммолог высшей категории, КГБУЗ «ККЦО», г. Хабаровск.

 

14:55-15:30 Современные подходы к терапии гормонозависимого HER2- метастатического РМЖ

Орлова Рашида Вахидовна, д.м.н., профессор, научный консультант городского клинического онкологического

диспансера, г.Санкт-Петербург

 

15:30-15:45 перерыв

 

15:45-16:00 Участие в Утренней научной конференции  с ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России (по видеоконференцсвязи)

 

16:00-16:25 Выбор препарата 1-й линии для лечения больных распространенным почечно -клеточным

раком

 

Усынин Евгений Анатольевич, К.м.н., старший научный сотрудник отделения общей онкологии ФГБНУ «Томский НИИ

онкологии», г.Томск

 

16:25-16:50 Меланома кожи: Состояние проблемы, современные методы диагностики и лечения.

Марочко Андрей Юрьевич, д.м.н, профессор, ККЦО, г. Хабаровск

 

16:50-17:00  Опыт терапии метастатического почечно-клеточного рака: Разбор клинического случая

Новикова Ольга Юрьевна, к.м.н., заместитель главного врача по лекарственной терапии Краевого клинического

центра онкологии, Хабаровск, руководитель регионального отделения RUSSCO

 

Подведение итогов конференции.

 

...
23

Марта

В целях повышения квалификации специалистов, 17.02.2017. в конференц-зале КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии» состоялась Научно-практическая конференция, организованная кафедрой онкологии и патоморфологических дисциплин КГБОУ ДПО ИПКСЗ, совместно с КГБУЗ «ККЦО» в рамках Хабаровского онкологического общества.

Тема конференции: «Методы диагностики и современные подходы терапии гепатоцеллюлярного рака»

С докладом «Организация онкологической помощи в Хабаровском крае, скрининг, диагностика и раннее выявление пациентов с гепатоцеллюлярным раком.» выступил Зенюков А.С. главный внештатный специалист-онколог М3 ХК,  заведующий кафедрой онкологии и патоморфологических дисциплин КГБОУ ДПО ИПКСЗ, заместитель главного врача по хирургической помощи КГБУЗ «ККЦО», к.м.н.

С докладом «Стандарты и современные рекомендации по таргетной терапии гепатоцеллюлярного рака» выступила Новикова О.Ю.- заместитель главного врача КГБУЗ «ККЦО» по лекарственной терапии, к.м.н.

Информацию «Новшества фармацевтической компании. Инновационные технологии в терапии гепатоцеллюлярного рака» довела до слушателей Хворостова И.А. – региональный медицинский советник фармацевтической компании.

 

В режиме видеоконференции участвовали коллеги из онкодиспансера г. Комсомольск на Амуре.

 

Фото ЦМИТ КГБУЗ «ККЦО»

...
21

Февраля

Ежегодно, начиная с 2005 года, в мире отмечается Всемирный День борьбы против рака под эгидой Международного Союза против рака (UICC). Цель проведения этого Дня — акцентирование внимания общественности на этой глобальной проблеме, повышение осведомлённости населения о раке как одном из самых страшных заболеваний современной цивилизации, привлечение внимания к предотвращению, раннему выявлению и лечению этого заболевания, напоминание о том, насколько опасны и распространены сейчас онкологические заболевания. Ведь рак является одной из ведущих причин смерти во всем мире. Смертность от рака стоит на втором месте после смертности от болезней системы кровообращения.

 

Девиз проведения Всемирного Дня борьбы против рака «Мы можем. Я могу». 

При этом, главное внимание по- прежнему уделяется следующим задачам:

1. Выбор здорового образа жизни.

2. Ранняя диагностика.

3. Качество жизни.

4. Лечение для всех.

Рак — это общее обозначение более чем 100 болезней, которые могут поражать любую часть организма. Рак развивается из одной единственной клетки. Превращение нормальной клетки в опухолевую происходит в ходе многоэтапного процесса, обычно представляющего развитие предракового состояния в злокачественные опухоли. Эти изменения происходят в результате взаимодействия между генетическими факторами человека, неблагоприятными факторами внешней среды и поведенческими факторами риска. Одним из характерных признаков рака является быстрое образование аномальных клеток, прорастающих за пределы своих обычных границ, способных проникать в близлежащие ткани организма и распространяться в другие органы.

Основными причинами возникновения рака считаются:

§  физические факторы — канцерогены, такие как ультрафиолетовое и ионизирующее излучение и др.;

§  химические канцерогены, такие как асбест, компоненты табачного дыма, афлатоксины (загрязнители пищевых продуктов), мышьяк (загрязнитель питьевой воды) и др.;

§  биологические канцерогены, такие как инфекции, вызываемые некоторыми вирусами, бактериями или паразитами и др.

С возрастом заболеваемость раком возрастает, вероятнее всего, из-за накопленных рисков развития некоторых онкологических заболеваний.

Основными факторами риска развития онкологических заболеваний являются употребление табака, алкоголя, нездоровое питание, хронический стресс, низкая физическая активность, хронические инфекции, вызываемые в том числе вирусами гепатита B (HBV), гепатита C (HCV) и некоторыми типами вируса папилломы человека (HPV) и др.

Существует несколько видов профилактики онкологических заболеваний. Первичная профилактика – повышение иммунитета, чтобы канцерогены не привели к развитию рака. Вторичная профилактика – лечение предраковых заболеваний плюс укрепление иммунитета. Третичная профилактика – предотвращение рецидива опухоли после ее радикального лечения.

Основой противоопухолевой защиты организма является иммунная система. Важнейшим в деле профилактики онкологических заболеваний представляется оздоровление окружающей среды, улучшение качества питания и здоровый образ жизни, способствующий длительному повышению противоопухолевой устойчивости. Высокий уровень иммунитета позволяет человеку довольно длительное время оставаться здоровым, даже в условиях неблагоприятной экологической обстановки.

Специалисты обращают внимание на то, что в наше время хорошо известны причины возникновения раковых заболеваний, и это дает возможность предотвратить до 40% случаев заболевания раком, в том числе с помощью таких норм здорового поведения, как:

§  Воздержание от курения табака. Ограждение доступа к курению детей.

§  Физическая активность.

§  Сбалансированное потребление здоровой пищи, включающее: уменьшение потребления жира (при обычной двигательной активности не более 50-70 г жира в день со всеми продуктами); обязательное включение в ежедневный рацион не менее 400-500 г овощей и фруктов, обеспечивающих организм растительной клетчаткой, витаминами и веществами, обладающими антиканцерогенным действием (к ним относятся: желтые и красные овощи, содержащие каротин (морковь, помидоры, редька и др.), фрукты, содержащие большое количество витамина С (цитрусовые, киви и др.), капуста (особенно брокколи, цветная и брюссельская), чеснок и лук); регулярное употребление продуктов из цельных зерновых злаковых культур; ограничение потребления алкоголя; ограничение потребления копченой и нитрит-содержащей пищи.

§  Предупреждение ожирения.

§  Воздержание от длительного пребывания на солнце и в соляриях.

§  Защита против некоторых вирусов, вызывающих рак.

Следует помнить, что в настоящее время проводится вакцинация против вируса гепатита В, который вызывает рак печени; против вируса папилломы человека (HPV), который вызывает рак шейки матки.

При ведении здорового образа жизни и грамотной профилактики рака, риск заболеть можно значительно снизить.

Необходимо повышать осведомленность населения и медицинских работников в отношении ранних признаков и симптомов рака, таких как:

§  Немотивированная слабость, утомляемость;

§  Субфебрильная температура;

§  Уплотнения на коже или под кожей, в области молочных желез, подмышечных впадин, в паху;

§  Увеличение лимфоузлов;

§  Примеси в кале, в моче – кровь, гной, слизь;

§  Длительные боли в области кишечника, желудка, пищевода, других органах;

§  Не проходящий кашель, изменение тембра голоса;

§  Длительно незаживающие раны;

§  Быстрое снижение веса без специально предпринятых мер.

При появлении этих признаков нужно немедленно обратиться к врачу.

Кроме того, существуют скрининговые исследования с целью выявления лиц с рисками развития определенных раковых заболеваний, например:

§  ПАП-тест на рак шейки матки, который рекомендуется проводить женщинам старше 20 лет;

§  маммография для выявления рака молочной железы, рекомендуется женщинам старше 39 лет (1 раз в 2 года);

§  колоноскопия — для выявления рака прямой кишки, рекомендуется мужчинам и женщинам старше 50 лет;

§  РSA-тест – для выявления рака предстательной железы, рекомендуется мужчинам старше 50 лет и др.

В настоящее время в рамках программы государственных гарантий оказания гражданам бесплатной медицинской помощи проводится диспансеризация определенных групп взрослого населения, основной целью которой является осуществление комплекса мероприятий, направленных на формирование, сохранение и укрепление здоровья населения, предупреждение развития и снижение заболеваний, предотвращение преждевременной смертности в трудоспособном возрасте, увеличение активного долголетия. Одной из главных целей диспансеризации является профилактика и раннее выявление онкологических заболеваний.

Выявление онкологических заболеваний на ранних стадиях дает возможность раннего начала лечения, что в свою очередь принесет хорошие результаты и увеличит шансы на долголетие.

КГБУЗ «ККЦО» рекомендует специалистам ЛПУ края, территориальных подразделений медицинской профилактики (центры, отделения, кабинеты) и центрам здоровья, в тесном контакте организовать проведение Всемирного Дня борьбы против рака 2016 и включить следующие информационно-просветительские профилактические мероприятия:

1. Провести тематические совещания, конференции, семинары с врачами и средним медицинским персоналом лечебно-профилактических учреждений по вопросам профилактики и ранней диагностике рака.

2.      Осветить данную тематику в местных СМИ (на радио, телевидении, в прессе) и на Интернет-сайтах.

 

3.    Организовать в ЛПУ профилактические осмотры и тест-обследования  http://www.kkco.khv.ru/acs/index.php/acs-start населения по    предотвращению развития рака, раннему его выявлению.

4.  Проводить систематическую санитарно-просветительскую работу с населением по профилактике онкологических заболеваний, раннему выявлению рака, а также формированию установок на здоровый образ жизни.

5.      Организовать выставки, оформить в ЛПУ стенды с наглядной агитацией по вопросам профилактики онкологических заболеваний.

6.  Распространить в медицинских и образовательных учреждениях памятки, буклеты, листовки по профилактике онкологических заболеваний, по формированию установок на здоровый образ жизни и безопасное поведение.

 

Пройди онкологический on-line скрининг-тест

Краевой клинический центр онкологии предлагает принять участие в проведении анамнестического анонимного онкологического on-line скрининга жителей г. Хабаровска.

Ранняя диагностика онкологических заболеваний — единственный метод обнаружения патологического процесса. Чем раньше выявлено заболевание, тем больше шансов с ним справиться. Дело в том, что зачастую первые стадии болезни проходят бессимптомно, и человек даже не догадывается о ней. Только регулярные проверки могут выявить рак на излечимых стадиях!

Каждый взрослый должен проходить онкологические проверки раз в год, но особенно внимательны должны быть те, кто находятся в группе риска. Анамнестический анонимный онкологический скрининг — это анкетное экспресс-обследование, позволяющее за короткий промежуток времени выполнить предварительную диагностику раковых заболеваний.

При последующем обследовании, он может ответить на вопросы:

• нет ли у меня рака на ранних стадиях? 

• есть у меня предрасположенность к заболеванию раком? 

• какие органы и системы моего организма могут быть поражены раком? 

• как я могу предупредить развитие рака?

• как уберечь от заболевания раком родных и близких? 

Вам представляется анонимная анкета с целью дальнейшего профилактического обследования. Регистрация на сайте для ответов не требуется. Ваши персональные данные не используются. Ваши ответы будут учтены и проанализированы для совершенствования программы скрининга. 

Просим Вас внимательно читать вопросы. Для ответа на вопросы поставьте галочку (щелчком мышки) «нет» или «да». От точности ответов зависит своевременное выявление мало беспокоящих Вас или скрыто протекающих заболеваний. Длительность проведения скрининга зависит от Вас, однако излишняя поспешность может привести к неверным рекомендациям. По окончании скрининга Вам будет предложен алгоритм действий по дальнейшему обследованию. 

Пройти тест:

 

http://www.kkco.khv.ru/acs/index.php/acs-start

 

Использован материал:

http://www.worldcancerday.org/

http://www.who.int/features/factfiles/cancer/ru/

http://www.who.int/cancer/ru/

http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs297/ru/

http://www.un.org/ru/events/cancerday/ 

http://vestnikyar.ru/medicinskij-kalendar-na-fevral-2016-goda.html

...
2

Февраля

В рамках программы научных видеоконференций  ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, совместно с Хабаровским онкологическим обществом  31.01.2017г. состоялось соединение по видеоконференцсвязи г. Хабаровска (КГБУЗ «ККЦО») с онкологическими учреждениями Российской федерации. 

Доклад и презентацию по теме: «Стереотаксическая радиохирургия в лечении  ранних рецидивов глиальных опухолей головного мозга с использованием в диагностике ПЭТ/КТ с метионином С11» представил  Сивов Евгений Валерьевич - врач-нейрохирург отдела медицинской физики КГБУЗ «Краевой клинический центр онкологии» Минздрава Хабаровского края.

 

В работе видеоконференции принял участие главный врач учреждения Корсяков Борис Николаевич и главный онколог Хабаровского края, заместитель главного врача по хирургической помощи, председатель Хабаровского онкологического общества Зенюков Артем Сергеевич, заместитель главного врача по радиологии, главный нештатный онколог Дальневосточного федерального округа Енисейская Ирина Владимировна.

 

По окончании доклада были заданы вопросы.

Председатель Научной конференции Генеральный директор  ФГБУ "НМИРЦ" Минздрава России, академик Российской Академии Наук, профессор Каприн  Андрей Дмитриевич  отметил, что обмен опытом  очень необходим специалистам  всех направлений в онкологии и,  особенно в лучевой терапии.

Проведение мероприятия на федеральном уровне обеспечил  отдел медицинских информационных технологий и телемедицины КГБУЗ «ККЦО». 

...
2

Февраля

27.01.2017г. в конференц-зале КГБУЗ «ККЦО» в рамках работы Хабаровского онкологического общества  состоялась презентация инновационных методик лечения больных онкологического профиля.

 

- Часть первая (целевая аудитория: врачи - радиологи, химиотерапевты, хирурги).

Презентация системы для локальной гипертермии «Celsius TCS».

 

- Часть вторая (целевая аудитория: врачи - химиотерапевты). Презентация аппарата для профилактики аллопеций при проведении химиотерапии «Оrbis».

 

Докладчик: Лисицкий Валерий Александрович,  руководитель направления гипертермии и радиологии ООО «Спектрум» г.Москва.

Присутствующие с интересом выслушали информацию, получили ответы на многочисленные вопросы.

 

Дополнительная информация: http://www.spectrumllc.org/equipment/celsius.html#a1

...
1

Февраля

Страницы

  • 4
  • 5
  • 6

Публикации

8

Мая

Интервью с Сергеем Абашиным, главным научным сотрудником отдела клинической онкологии Национального медицинского центра онкологии и иммунологии имени Д. Рогачёва, профессором, доктором медицинских наук (г. Москва), Александром Витько, министром здравоохранения Хабаровского края. http://vestidv.ru/news/18/05/07/23771?video=1

...
9

Апреля

Программа посвящена лечению рака. Ее участниками стали доктора и пациенты Национального медицинского исследовательского центра радиологии, в состав которого входят крупнейшие онкологические центры.

Программа посвящена лечению рака. Ее участниками стали доктора и пациенты Национального медицинского исследовательского центра радиологии, в состав которого входят крупнейшие онкологические центры.

Опухоль мозга и других органов. Вправе ли пациент самостоятельно выбирать, как ему лечиться - с помощью лучевой терапии или хирургической операции? Какие формы рака можно вылечить с помощью киберножа?

Лекарства для борьбы с раком. Уникальная технология подбора терапии с использованием прибора "Гомункулус". Рак простаты. Какие возможны методы лечения?

Гипертермия. Технология, позволяющая лечить неоперабельные формы рака с множественными метастазами. Протонная терапия. Что это за методика, какие опухоли можно вылечить с ее помощью? Опухоли головы и шеи. Новейшие методы лечения.

HIFU-терапия. Методика, которая помогает удалить раковую опухоль без скальпеля и разрезов, с помощью ультразвука.

Опухоли женской половой системы. Самые новые методы лечения рака матки и яичников.

Подробно: https://www.1tv.ru/shows/zdorove/vypuski/zdorove-vypusk-ot-08-04-2018

...
4

Апреля

Фото: i.ytimg.com

Хирург-онколог Алексей Карачун – об обстановке на переднем крае битвы со злокачественными новообразованиями желудка

До того как возглавить отделение опухолей желудочно‑кишечного тракта в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, выпускник Военно‑медицинской академии им. С.М. Кирова Алексей Карачун отслужил несколько лет военврачом на дальневосточных рубежах Родины, затем вернулся в Питер, практиковал в торакоабдоминальном отделении Ленинградского областного онкодиспансера, занимался наукой, преподавал в своей альма‑матер. Полковник медицинской службы запаса, профессор СЗГМУ им. И.И. Мечникова с армейской прямотой рассказал Vademecum о своем видении тактики и стратегии борьбы против рака желудка.

«РАННИЙ РАК ЖЕЛУДКА – СЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА»

– Насколько корректно утверждение о том, что в лечении злокачественных новообразований желудка онкологи пока не сильно преуспели?

– Смотря кого слушать. Меня, как хирурга, популяционные показатели – заболеваемости, смертности и так далее – волнуют мало, я в них ничего не понимаю и повлиять на них не могу. Хирург имеет дело с реальными пациентами и, образно говоря, находится на линии фронта, берет в прицел врага в виде вполне конкретной опухоли, появившейся в его поле зрения. Все, что происходит в тылу врага, подвозят тому снаряды или нет (когда, как и почему она развилась, какие факторы могли повлиять на ее развитие, можно ли было теоретически предотвратить ее развитие) – это дела разведки, космических войск, кого угодно еще. Я занимаюсь лечением совершенно конкретных пациентов. У меня нет машины времени, чтобы отлететь на несколько лет назад и изменить ситуацию, поэтому не могу говорить о скрининге профессионально – этим занимаются люди, изучающие эпидемиологическую ситуацию, научно разрабатывающие программы скрининга тех или иных опухолей и оценивающие эффективность этих программ. Я готов отвечать за то, на каком уровне конкретному обратившемуся за помощью пациенту мы можем провести диагностику, распланировать лечение и какое наблюдение рекомендовать.

– А на каком этапе обычно к вам попадают пациенты?

– На самых разных. Все же ранний рак желудка – это, как правило, случайная находка: пациент обратился за медпомощью по поводу каких‑то других болезней, его начали обследовать и выявили раннюю опухоль. Второй вариант – очень мнительные люди, чуть что бегущие к врачу, ну и третий, на мой взгляд, более правильный – те, кто раз в год или в два делают исследования, которые им когда‑то рекомендовали врачи, – по сути, вариант скрининга. Это относительно немногочисленная категория – в общей сложности около 15% – пациентов, у которых рак ранний и лечение которых очень благодатное дело. Не надо удалять орган или его часть, достаточно эндоскопом иссечь слизистую оболочку желудка и получить очень хороший результат. И тут в 98‑99% случаев можно говорить о полном излечении от рака желудка. Остальные, к сожалению, приходят на более поздних стадиях, когда ситуация другая, пятилетняя выживаемость существенно ниже и методы лечения более варварские. Требуется хирургическое вмешательство, которое можно выполнять традиционным путем, лапароскопически, при помощи хирургического робота. Но как бы то ни было, человек теряет часть желудка или лишается его вовсе. И есть еще пациенты так называемой серой зоны (калька с английского grey zone): это больные, которым технически можно выполнить локальное иссечение опухоли, сохранив качество жизни на прежнем уровне, но нет уверенности, что это приведет к излечению – не только потому, что опухоль глубоко проросла в стенку желудка и мы не можем удалить ее полностью, или распространилась по большой площади поверхности, но и потому, что могут быть метастазы, находящиеся вне возможности такого щадящего удаления. Одна из программ, которую мы разрабатываем (в чистом виде научная – ее нет в стандартах, но ее изучают во всем мире), – это концепция сигнального лимфатического узла. Например, при меланоме кожи и раке молочной железы она уже работает и в некоторых странах внедрена в стандарты. Но при раке желудка мы ее только изучаем, для этого требуются специальное оборудование и специальный краситель, срок регистрации которого, к слову, истек в декабре 2017 года, но мы его закупили много и, пока ждем регистрации, используем запас. Суть в том, что под основание опухоли вводится специальный лимфотропный краситель, который распространяется по лимфатическим протокам и узлам, и мы, применяя инфракрасный спектр света или лазерное воздействие, можем увидеть глазом, в какие лимфоузлы идет отток лимфы от опухоли, и можем удалить их (один, два или целую группу), а затем – внимательно исследовать под микроскопом для выявления возможного поражения их опухолевыми клетками. Таким образом, на сегодняшний день мы прооперировали больше 60 больных, и среди них были три пациента, которых, если бы мы сделали только эндоскопическую резекцию слизистой оболочки желудка, мы бы посчитали вылеченными. Ни эндоУЗИ, ни КТ не показывали нам, что есть метастазы в регионарных лимфоузлах. Применение этой методики позволило нам установить правильную стадию болезни и соответственно скорректировать лечение.

– Так насколько эффективно в мире и в России лечится рак желудка?

– Сейчас модно критиковать Россию и говорить, что с ней все не так, и часто с этим сложно спорить. Один из моих учителей – британский профессор Амжад Парваиз – говорил так: два хирурга между собой могут согласиться только в одном: насколько плох третий. Мы живем в эпоху доказательной медицины, при правильно спланированных многоцентровых рандомизированных исследованиях получаются выводы, их обсуждает профсообщество, затем они фиксируются в медицинских стандартах. Только это все как‑то не по‑русски. В России нет стандартов, которые были бы основаны на результатах собственных российских рандомизированных исследований, нет и быть не может, потому что нет таких исследований. Мы вот первые организовали и сейчас проводим первое многоцентровое рандомизированное исследование по колоректальному раку – COLD. Оно зарегистрировано на clinicaltrials.gov, в нем участвуют шесть крупных российских медицинских центров, на съезде Европейской ассоциации колопроктологов (EACP) в Берлине мы получили награду за лучшее исследование 2017 года. На всех этапах этого исследования – от разработки дизайна до организации мониторинговых визитов в участвующие в исследовании клиники – мы сталкиваемся с организационными и финансовыми проблемами, а подчас и с неспособностью клиники в целом соответствовать уровню заявленного исследования. Будем надеяться, что мы его завершим и тем самым сделаем очень важный концептуальный шаг для российской онкохирургии. Так вот, в стандартах, выработанных профсообществом на основе доказательной медицины, прописано, что, где и при какой стадии надо делать. Но профсообщество может дать какой угодно совет, а дальше встает вопрос: за чей счет банкет? Кто будет эти стандарты соблюдать и обеспечивать финансово? Те стандарты, что имеются у нас сейчас, – это перевод на русский язык компилированных рекомендаций американских, европейских или британских обществ онкологов (NCCN, ESMO и других). В них сказано: если глубина проникновения рака желудка больше, чем в подслизистый слой органа, или при подозрении метастазов в регионарных лимфоузлах, мы должны начинать лечение с предоперационной химиотерапии. А после операции – еще курсы химиотерапии. Если мы рекомендуем пациенту проходить химию по месту жительства, организаторы здравоохранения смотрят, есть такой стандарт или нет и есть ли под ним какое‑либо финансовое обеспечение. Но предлагаемая пациенту химиотерапия может быть зафиксирована лишь в клинических рекомендациях, а они необязательны для исполнения. И это задача уже организаторов здравоохранения – каким образом складывать выделяемые государством средства, чтобы купить на них и лекарственные препараты, и электроэнергию, и платить зарплату.

«БОЛЬНОЙ НЕ МОЖЕТ ОЦЕНИТЬ, ЧТО Я СДЕЛАЛ ВНУТРИ»

– Оставим в стороне химиотерапию. В хирургии есть однозначное понимание, что делать с опухолями желудка?

– Я бы хотел ответить «да», но это будет не совсем правдой. Другой вопрос, что и за границей мало качественной хирургии. Эталонного хирурга не существует, но за рубежом есть определенные стандарты. И конкретно наша проблема состоит в том, что в России не существует отработанной системы подготовки хирургов. Если молодой хирург оказался там, где есть возможность научиться, – он научится. Хотя мотивация учить есть не у всех. Вроде бы ситуация улучшается, создаются тренинговые центры – в Москве и у нас, в НМИЦ онкологии им Н.Н. Петрова. Но это не полноценные программы с нуля и до приемлемого уровня. Мы берем уже опытных хирургов и показываем им детали. Мы являемся экспертным центром в стране, а в ближайшее время, надеюсь, и во всей Восточной Европе. В этом полугодии у нас шесть‑семь курсов, где мы рассказываем приезжающим к нам специалистам о результатах последних научных исследований, спорных моментах, как технически проводить лапароскопические и открытые вмешательства, в чем преимущества каждого метода. Сейчас пошла мода: если хирург делает операцию лапароскопически, значит он крут. Но это же неправда. Мы стараемся донести до широкого круга специалистов нашу позицию, и она заключается в следующем: в задачи хирурга входит обеспечение двух вещей – безопасности пациента и правильного объема операции. Если этих целей можно достигнуть с нанесением минимальной травмы, выполняя лапароскопическое вмешательство, чтобы обеспечить человеку меньше болевых ощущений, раннюю активизацию, лучший косметический эффект, значит, это надо делать. А если две эти задачи в ходе планирования операции или при ее выполнении обеспечить не получается, то стараться во чтобы то ни стало оперировать лапароскопически – это уже подмена понятий. Все ради того, чтобы сказать: а у меня больше, а я круче. Все как всегда. А здесь очень важно быть честным. Нельзя быть чуть‑чуть беременной, так же и с честностью.

– Какова доля лапароскопических вмешательств при раке желудка?

– С двух сторон нужно смотреть. Если мы вернемся к доказательной медицине и посмотрим последние стандарты в любой развитой стране, то увидим: диагностическая лапароскопия за редким исключением везде в стандарты включена. Ситуация, когда хирург разрезал, посмотрел и зашил, сказав, что ничего нельзя сделать, в ХХI веке не должна реализовываться. Это прошлый век, так быть не должно. «Хирург рискнул» – это красивая фраза, но надо понимать, что хирург рискует не собой. Легко рисковать чужим здоровьем и чужой жизнью. Диагностическая лапароскопия при раке желудка является последним этапом стадирования опухоли и позволяет разработать правильную стратегию лечения. В России лапароскопическая диагностика не везде применяется. Это проблема, связанная как с материально‑техническим обеспечением, так и с традициями. Не так трудно внедрить новое, как изменить стереотип. Вторая часть – лапароскопические вмешательства, направленные на излечение больного. Если мы посмотрим на пионеров методики – Японию и Корею, то и там в стандарты внедрено лапароскопическое удаление опухоли только на ее ранних стадиях и только в случае частичного удаления желудка. Все остальное – в клинических исследованиях, после одобрения этическим комитетом и обоснования категории подлежащей такому лечению больных. Местнораспространенный рак нигде не фигурирует. Но у нас есть хирурги, делающие всем только лапароскопические операции. В мире нет пока доказательств, что это безопасно для больных и не уступает открытой хирургии. Хочешь так делать? Разработай протокол, подай его в этический комитет, предоставь больному информацию, что это неисследованный режим и мы ожидаем результатов в виде улучшения того‑то и того‑то, полноценную информацию – пусть больной подумает и примет решение. Но ему не предлагают альтернативу. И я, как член правления Общества эндоскопических хирургов, всем говорю: есть стратегия, тактика – и не надо их подменять технологией. Хотя вполне возможно, что придут исследования, которые докажут эффективность и преимущества лапароскопических резекций желудка и гастроэктомий, но пока я не понимаю, как можно использовать их рутинно, не предупреждая больных о недостаточных доказательствах.

– Лапароскопия популярнее, но ведь и дороже?

– Смотря что и как считать. Если по стоимости использованных инструментов и материалов, вполне возможно, дороже. Но если вы посчитаете комплексно – сколько дней больной находится в стационаре, сколько койко‑дней выиграно лапароскопией, насколько раньше пациент вернулся к труду, насколько меньше процент осложнений, лечение которых всегда очень дорого, то окажется, вероятно, что и дешевле. Но нужны сравнительные данные. В США койко‑день стоит безумных денег, и там, если ты сократил пребывание пациента в палате на день, ты уже выиграл в деньгах, но какова в России стоимость койко‑дня и эффективности? Слава богу, в нашем центре нет проблем с оборудованием и инструментами. Надо спросить нашего директора, как он умудряется это делать. Вот при раке ободочной кишки использовать в наше время открытую хирургию, на мой взгляд, просто кощунственно, поскольку преимущества лапароскопической хирургии очевидны, а онкологические результаты идентичны по сравнению с традиционной открытой хирургией. Почему, например, молодой женщине не сохранить красивый живот после операции? Кроме того, если мы зашли лапароскопом в брюшную полость и увидели, что не сможем безопасно и адекватно провести такую операцию, то у нас есть возможность продолжить открыто. Но если мы сделали большой разрез и увидели, что все можно было сделать малоинвазивно, уже глупо закрывать, преимущества малоинвазивной операции реализованы уже не будут. При раке желудка нам нужны доказательства, что результаты лапароскопических операций с точки зрения безопасности лучше или как минимум идентичны таковым при открытой хирургии, общие преимущества лапароскопии понятны. Больной не может оценить, что я сделал внутри. Он меня оценивает по трем вещам: нахамил я ему или нет, было ему больно или нет, красивый шов или нет. В США врачи работают под прессом судебных издержек – люди везде одинаковы. Этот процесс набирает обороты и у нас в стране. Вопрос качества хирургии очень серьезный. Чтобы не было смертей, я просто должен перестать оперировать, брать легкие случаи или халтурить с объемом, занижая его. Поэтому очень часто «диванные» эксперты боятся показать свою работу.

«МЫ ОПЕРИРУЕМ, НО ОБЪЕКТИВНОГО РЕЗУЛЬТАТА НЕ ВИДИМ»

– Где в России, на ваш взгляд, хорошо оперируют рак желудка?

– Патология эта очень частая, оперируют много и хорошо во многих местах. Я часто езжу по стране с лекциями и показательными операциями и вижу это. Мне очень нравится наш институт, конечно, и московская 62‑я больница. Вопрос, где подходят к лечению комплексно. Для рака желудка и других солидных опухолей хирургия была, есть и еще долгое время будет основным методом лечения. Но, к сожалению, не единственным. Если мы вырвем хирургию из общей концепции – не будем понимать стадию опухоли, вероятность прогрессирования и так далее, результаты лечения будут хуже на круг. Не в два раза, конечно, но существенно. Вторая проблема – у нас нет регистров. Мы не можем сравнивать результаты друг друга, потому что все имеющиеся электронные истории болезни – это полуфабрикат. Мы пытаемся их создавать, это долгий путь, но мы придем к тому, что есть в Европе, когда ты можешь посмотреть данные в другой клинике и в той, где ты сам работаешь, и выяснить, лучше или хуже твои показатели.

– Вы собираетесь создать такой регистр?

– Я бы не ввязывался в этот проект, если бы имеющиеся электронные истории болезни позволяли мне отслеживать судьбу пациентов. Но дожидаться, пока регистры как‑нибудь сами появятся, тоже не могу. Мы сделаем свой регистр – за счет энтузиазма и привлечения спонсорских средств, я найду человека, который будет заниматься только регистром и follow up, следить за системой оповещения больных. Пошлет нас респондент к черту, о’кей, мы отметим, что пациент не захотел отвечать на вопросы. Сейчас мы оперируем, спорим, но объективного результата не видим.

– Этот регистр вы будете делать только по НМИЦ или шире – по Петербургу, Ленобласти, на весь Северо‑Запад?

– Я бы очень хотел, чтобы он работал по всей стране, но прекрасно понимаю, что это невозможно. Хотя бы из‑за того, что начнется «у меня лучше», «а я не буду пользоваться», «а почему он главный». Пусть все создают регистры, пусть их будет несколько. У нас в отделении он будет, предложу сообществу – я много езжу, выступаю, буду его показывать, открывать. Вам какая цифра нужна – узнать, сколько у меня было осложнений? Пожалуйста! Сколько больных я пронаблюдал? Вот. Начнем работу в нашем центре. В XXI веке уже не нужно ничего изобретать, все сделано за нас. У меня в Ставрополе есть друг – Бекхан Хациев [заведующий хирургическим отделением Клиники эндоскопической и малоинвазивной хирургии СтГМУ. – VM], который занимается хирургией ожирения и создал бариатрический регистр. И ввел его через Общество бариатрических хирургов, а дальше все просто: на конференцию хочешь поехать при поддержке какой‑то компании – никаких проблем, ах, ты в регистре не участвуешь, так ты – несерьезный врач, куда тебя везти? Ты говоришь, у тебя лучше – покажи свои цифры. Мы все на словах орлы.

– А создавать регистр за чей счет будете?

– Пока за свой. Я встречался с представителями нескольких компаний – на титульной странице регистра может стоять надпись, что он создан при их поддержке, и мы будем всячески это подчеркивать, создавать репутационные преференции нашим потенциальным спонсорам. Пока только одна компания поддержала наше начинание, и пока только на словах. Мы бы хотели иметь легальный контракт на создание и сопровождение программы. Нам, онкологам, очень нужны и регистр, и клинические исследования, но последние – это баснословные деньги, порядка $3 млн. Такие деньги никто не выделит. Их могут осилить только крупные фармпроизводители, которые потом включат свои траты в цену препарата. Наше исследование коммерческой составляющей не имеет. Для получения статистически достоверных результатов в исследование COLD мы должны включить 786 пациентов, каждые три месяца после операции каждому пациенту мы должны выполнить контрольные КТ, МРТ, наблюдение. Наш Минздрав такие исследования не поддерживает. Мы нашли спонсора, который готов частично компенсировать издержки, но пока опять‑таки все находится на уровне устных договоренностей, поскольку механизма перечисления средств и отчетности нет. А регистр – гораздо дешевле, это поддержание работы программы, зарплата двух программистов. Когда КИ проводят фармкомпании, все понятно – есть таблетка, есть человек. Рассчитали массу тела, дали таблетки. А в хирургии трудно стандартизировать – как сделали операцию, какими инструментами, кто сделал. Вы взяли два центра и сравниваете круглое и зеленое. Хирургические исследования сложно организовать – нужно привлекать много центров, чтобы размыть эту разницу. А раз большое число людей, значит, хорошо оперирующих – небольшое.

«ШЛА ВОЙНА – НЕ НА ЖИЗНЬ, А НА СМЕРТЬ»

– Какие данные необходимо заносить в регистр?

– Зависит от того, какие задачи преследует регистр, по сути, это сбор объективной информации, достаточной для того, чтобы мы могли провести анализ. Если мы правильно продумаем создание регистра, то и программисту поставим правильную задачу – он оперирует ноликами и единичками, ему совершенно все равно, он считает. Поставить задачу – наш интеллектуальный труд, программисты исполнят наши желания. Наша цель – получить информацию, которая будет интересна клиницистам. Не экономистам, не эпидемиологам, не еще кому бы то ни было. Нельзя сделать универсальный регистр, мы должны «заточить» его под клинические нужды – чтобы мы понимали, что используем такую‑то методику, какова «цена» этой методики, каково число послеоперационных осложнений и летальность, какова продолжительность жизни после той или иной операции. Мы уже полгода думаем, составляем варианты. Сначала сделаем пилот, столкнемся с проблемами, поймем, где что не работает, и будем исправлять. Мы нацелены на долгую работу, поэтому нам нужно сопровождение программистов.

– А у европейцев как действуют регистры?

– У них, как правило, эти базы собираются под конкретную проблему. Например, по концепции watch and wait (концепция лечения рака прямой кишки без операции) создан отдельный регистр, в который подают данные все центры, участвующие в исследовании, чтобы максимально быстро набрать статистически значимое количество для обсчета. Существуют канцер‑регистры, занимающиеся популяционными вопросами. А так – есть запрос на получение информации, под него формируется регистр. Мы напишем то, что верно на наш взгляд, если удастся убедить медицинскую общественность, тогда они к нему подключатся. Нет – будем совершенствовать или кто‑то предложит другой продукт, тогда мы не будем изобретать велосипед и подключимся к ним. Чего я не хотел бы делать, так это выступать под эгидой какого бы то ни было главного специалиста, министерства, это сразу становится неповоротливым и трудноуправляемым. Но если ты хозяин, то несешь бремя ответственности и реагировать на меняющиеся потребности можешь оперативно.

– Кроме создания регистра вы участвуете в большом количестве образовательных проектов и мастер‑классов. Это приносит результат?

– Приведу вам пример: меня пригласили в один из городов страны на операцию. Я должен был лететь в этот условный город N из города S, где был в другой командировке. Но дорога возможна только через Москву. Я прилетел в Москву в восемь вечера, дождался пересадки и ночью должен был вылетать в город N, где в девять утра начиналась показательная операция. Я сажусь в самолет, разгон, а потом резкое торможение, мы возвращаемся в аэропорт, где говорят, что борт будет в семь утра. Я звоню главврачу, объясняю ситуацию, мы ищем другие рейсы на сегодня, а их нет. В итоге я беру такси и еду 700 км, машину носит, она с летней резиной, поспать невозможно. Я добрался туда в полшестого утра, пока заселился в гостиницу, было полседьмого, попросил заведующего задержать операцию на час, чтобы вздремнуть хоть немного. И вот прихожу в операционную, а там стоят три зевающих хирурга, которых туда загнал главный врач, решивший, что он одним приказом сможет изменить процесс. У меня вопрос: зачем это? Если тебя ждут с нетерпением, ты видишь интерес, ты готов это сделать. Но ты проделываешь весь этот путь и видишь, что никому ничего не надо, просто главврач решил что‑то внедрить и попросил у компании «звезду». К чему я это рассказываю? Мало, чтобы позвали, нужно, чтобы звали те, кто действительно хочет научиться. Дурак с инструментом все равно дурак, какое бы ни было у него оборудование, оно будет железом. Da Vinci, суперсовременная 3D‑стойка, обычный скальпель – без умения этим работать все бесполезно. Томографы стоят в каждой поликлинике, но если человек неправильно интерпретирует данные, это деньги на ветер.

– Свою работу в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова вы с таким же настроением начинали?

– Это очень сложно было, шла война – не на жизнь, а на смерть. Заведующий одним из наших диагностических подразделений, где поначалу мы постоянно встречались с ошибочными и неточными заключениями, просто сворачивал в любой ближайший кабинет, если видел, что я иду по коридору. А я – за ним: «Подожди‑подожди, куда ты? Вот тут опять расхождения!» Потом пришли молодые ребята, мы смогли их заинтересовать и, наконец, связать весь процесс воедино. В случае расхождения каких‑то их данных с операционными они приходили в операционную – смотрели, как органы выглядят вживую, что нам от них нужно. Писали заключения, потом мы отдавали это морфологам, смотрели под микроскопом, если находили расхождения – опять связывались с рентгенологами, те смотрели, как выглядит препарат. Потом в свободное от работы время мы эти препараты опять прогоняли через КТ и МРТ, чтобы все видели, как это выглядит. Когда делают томографию и я читаю заключение специалиста, то я принимаю решение на основании этого текста – если текст написан ошибочно, то я, как хирург, приму ошибочное решение. Они сделали КТ, написали много букв, все. Они не стоят на трибуне, если больной умер, но от их заключения очень многое зависит. Потом к нам в центр пришел Олег Ткаченко [заведующий отделением эндоскопии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова. – Vademecum] и привел с собой молодую команду, и мы стали получать другие результаты, которыми я полностью удовлетворен. Олег работал всего пару недель, когда мне от него что‑то впервые понадобилось. Отправился к нему уже вечером, после работы – кабинет закрыт, но свет горит. Постучал – не открывают, ну, думаю, ладно. Пошел обратно, навстречу – девочка‑эндоскопист, я спрашиваю: «Где Олег?» Она отвечает: «У себя в кабинете». Я вернулся, постучал в дверь настойчивее, наконец он, недовольный, открывает. Вижу, у него на столе лежит курица – из холодильника магазинного, и в нее воткнут эндоскоп. Я спрашиваю: ты что делаешь? А он говорит: понимаешь, нет какого‑то дорогостоящего оборудования, я пытаюсь шить обычным эндоскопом. Говорю: подожди, не уходи. Вышел и позвонил директору: «Алексей Михайлович, могли бы вы подойти в отделение?» Заходим тихонько в кабинет к Ткаченко уже вместе с директором – Олег все это время сидит, в курице ковыряется. Говорю: «У вас еще какие‑то вопросы остались, брать его на работу или нет?» Вот Олег – как раз из тех, кто фанатично увлечен своим делом, очень грамотный. И года через два после того, как собралась такая команда, стали появляться первые результаты. Точкой отсчета, наверное, можно назвать 2014 год, но закончить эту историю нельзя, нужно постоянно идти. Источник: https://vademec.ru/article/beru_v_pritsel_vraga_v_vide_konkretnoy_opukholi/

...
4

Апреля

«В случае создания клиники протонной терапии Хабаровск может стать дальневосточным центром высокотехнологичной медицины – у нас будет представлен полный спектр радиологического лечения онкологических заболеваний».

Этапы инновационного развития.pdf

...
23

Марта

15 марта 2018 года в здании президиума Российской академии наук состоялась научная конференция на тему «Роль медицинской науки в формировании национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями». Мероприятие прошло при участии министра здравоохранения РФ В.И. Скворцовой, президента РАН А.М. Сергеева, а также ведущих ученых в области онкологии. С докладами выступили: академик РАН, генеральный директор НМИЦ радиологии Минздрава России А.Д. Каприн, член-корреспондент РАН, исполняющий обязанности директора НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина И.С. Стилиди, академик РАН, генеральный директор НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева А.Г. Румянцев, академик РАН, директор Томского НИМЦ Е.Л. Чойнзонов, и член-корреспондент РАН, руководитель отдела биологии опухолевого роста и лаборатории молекулярной онкологии НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России Е.Н. Имянитов.

Ключевой темой встречи стало обсуждение Послания Президента РФ Федеральному собранию о необходимости принятия в стране общенациональной программы по борьбе с онкологическими заболеваниями. Выступая с приветственным словом к участниками встречи, министр здравоохранения В.И. Скворцова отметила важность разработки такой программы в ближайшее время. По ее словам, ключевыми целями, которые необходимо достигнуть, должны стать увеличение показателей ранней выявляемости онкологических заболеваний и 5-летней выживаемости пациентов после лечения до 70%. Она заключила, что несмотря на высокие результаты, которых удалось добиться онкологической службе за прошедший 5-летний период, в реализации онкологической помощи в нашей стране пока остаются нерешенными многие вопросы. Также В.И. Скворцова заявила, что в 2018 году бюджет, выделяемый на лекарства для онкологических пациентов, увеличился на 80%. «И далее мы гарантированно обеспечиваем финансовое обеспечение всех международных протоколов лечения», - сообщила министр.

Генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России А.Д. Каприн в своем выступлении отметил, что ключевым приоритетом, который необходимо реализовать в рамках общенациональной программы по борьбе с онкологическими заболеваниями должен стать принцип регион-специфического подхода к алгоритмам ранней диагностики, лечебным программам и профилактике онкологических заболеваний. По его словам, такой научно обоснованный метод позволит не только повысить качество медицинской помощи, но и обеспечит наиболее рациональное использование материальных ресурсов.

Говоря о путях развития НМИЦ радиологии, А.Д. Каприн остановился на проекте «Открытая онкология», который обеспечивает доступность качественной медицинской помощи для всех, кто в ней нуждается. Он предусматривает ряд мер и мероприятий, направленных на оказание научной, клинической и практической помощи как пациентам, так и профессиональному сообществу. К мерам, которые будут реализованы в рамках проекта «Открытая онкология», относится создание новых программ обучения специалистов через возможности телемедицинских технологий, объединение усилий в создании полноценного канцер-регистр как базовой платформы национальной системы персонифицированной медицины, создание особой социальной инфраструктуры для врачей и др. По мнению академика Каприна проект «Открытая онкология» должен объединить всех тех, кому эта проблема небезразлична. «Нашему здравоохранению необходимо поднять завесу тайны, формирующую страхи и неправильные решения», - заявил академик.

А.Д. Каприн также отметил, что научно обоснованные методы персонифицированного лечения - это одни из ключевых инструментов медицины, которые сегодня уже применяются в НМИЦ радиологии. Кроме этого, А.Д. Каприн рассказал, что в Центре были разработаны новые методы математических алгоритмов применения опухолево-ассоциированных маркеров для выявления ранних открытых форм рака, широко используется метод фото-динамической диагностики и таргетной фото-динамической терапии, лазерная эндоскопия, которая может сыграть огромную роль в лечении ранних форм рака желудка. В заключение своего выступления А.Д. Каприн подчеркнул важность создания национальной системы персонифицированной медицины на территории всей страны. По его словам, такой подход повышает эффективность точечной диагностики и персонификации лечения в онкологии, может обеспечить эффективный мониторинг всех клинических процессов профильных учреждений, благодаря созданию единой системы отчетов, а также поможет созданию системы маршрутизации пациентов.

Подробнее: http://nmicr.ru/news/tsentra/otkrytaya-onkologiya-novoe-napravlenie-v-strategii-borby-so-zlokachestvennymi-novoobrazovaniyami/

...
13

Марта

За массивной дверью - техническое сердце всего центра Позитронно-эмиссионной томографии - циклотрон. Здесь нарабатывается три фарм препарата. Они необходимы для диагностики рака на самых ранних стадиях. Один из них поставляют и во Владивосток.

Валентина Стрелкова - заведующая КГБУЗ ККЦО "Центром ПЭТ"

- Мощностей нашего ПЭТ-центр достаточно для того, чтобы обеспечить всем необходимым весь Дальневосточный федеральный округ и Китай

С применением собственных препаратов на ПЭТ-КТ сканере проверяют до сорока человек в день. За 5 лет работы прошли исследование около 40 тысяч пациентов. Методика позволяет выявить даже малейшие изменения в организме. И назначить точное лечение.

Ирина Енисейская - зам. главного врача по радиотерапии КГБУЗ "Краевой клинический центр онкологии", главный внештатный радиолог ДФО

- Если, например, еще 10 лет назад, у нас погрешность лучевой терапии составляла 1-2 сантиметра, то сейчас эта погрешность составляет десятые и даже сотые доли миллиметра

Кроме того в 7 операционных ежедневно проходит до 20 сложнейших процедур.

Татьяна Шевчук

- Это полностью интегрированная операционная. Управление оборудованием ведет непосредственно хирург, что значительно упрощает работу всех бригады. А главное повышает безопасность пациента.

И позволяет проводить малоинвазивные операции.

Комсомольск-на-Амуре

Подобное оборудование и на вооружении медиков онкологического диспансера Комсомольска-на-Амуре.

Кирилл Норкин - онколог онкологического диспансера г. Комсомольска-на-Амуре

- Пациент в этот же день принимает пищу, он двигается, активный. Это минимальный срок пребывания пациента на койке и, соответственно, исключение многих видов осложнений.

Первичный прием, обследование и постановка диагноза - теперь задача профильных врачей в поликлиниках. Ставка онколога сейчас - в каждом районе.

Антон Хайми, заведующий поликлиническим отделением онкологического диспансера г. Комсомольска-на-Амуре

- К нам пациент приходит уже обследованным, с уже установленным диагнозом, чтобы мы сразу начинали лечение.

От ранней диагностики до своевременного эффективного лечения. Как заявил президент России в своем послании Федеральному Собранию, борьба против рака должна стать общенациональной программой.

Александр Витько - министр здравоохранения Хабаровского края

- Ведется очень мощная организационно-методическая работа. Сегодня мы сформировали регистр популяционный больных раком на территории Хабаровского края. У нас есть госпитальный регистр этих пациентов. Поэтому в принципе для того, чтобы сегодня понимать куда двигаться дальше, у нас сегодня есть полностью все цифры

Так на базе краевого онкологического центра планируется создание протонного комплекса. С помощью тяжелозаряженных частиц появится возможность лечить самые сложные случаи рака.

Источник: http://vestidv.ru/news/18/03/12/23249

...

Страницы